На митинг единого кандидата Нацсовета в Джалилабаде будут допускаться лишь избиратели с местной пропиской

Скончался глава Европейской народной партии и экс-премьер Бельгии

Евросоюз начинает подводить итоги года

Эти итоги оказались двойственными, а главное - не дают оснований с излишним оптимизмом смотреть вперед. Неудивительно, что доккменты и решения нынешнего саммита выдержаны в «жестком» духе. А главное - саммит проходит на фоне накалившихся отношений между ЕС и его главным политическими и экономическим партнером США

Осуждение фактов шпионской активности американских спецслужб в ведущих европейских странах - это, пожалуй, главная тема, способная сегодня сплотить лидеров ЕС.

С резкой критикой действий Агентства национальной безопасности (АНБ) США выступили практически все ведущие политики Евросоюза, в том числе президент Франции Франсуа Олланд (François Hollande) и федеральный канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel).

Наиболее решительно настроена фрау канцлер. Она потребовала от вашингтонских властей «прояснить масштабы» шпионажа на территории Германии, посколькк считает подобную практикк у многолетних «друзей и партнеров» «совершенно неприемлемой».

Германская газета Suddeutsche Zeitung в передовой статье 24 октября выразилась еще более жестко, сравнив прослушивание мобильного телефона Ангелы Меркель с ударом, направленным в «ее политическое сердце».

Похоже, что «прослушке» подвергался и телефон министра обороны Германии Томаса де Мезьера (Thomas de Maizière). В эфире национального телеканала ARD он грустно заметил в этой связи: «Я принимаю в расчет, что мой телефон прослушивается. Но я не рассчитывал, что это могут делать американцы».

Как сообщают источники в Брюсселе, ситуация вокруг «прослушки» обострилась настолько, что главы государств и правительств стран Евросоюза могут выступить с совместным заявлением, осуждающим шпионские действия США.

Однако и без «шпионского скандала» перечень вопросов, вынесенных на обсуждение участников нынешнего саммита, весьма широк и отражает реальные проблемы, стоящие сегодня перед ЕС. Это принципы экономической и социальной политики в условиях продолжающегося кризиса, «миграционные потоки», развитие новых технологий и инноваций.

Особняком стоит вопрос о введении в действие так называемой Системы надзора за европейской границей (European Border Surveillance System - EUROSUR). Как подчеркивается в доккментах саммита, ее цель - «усилить контроль над внешними границами шенгенской зоны», «уменьшить число нелегальных мигрантов, прибывающих в ЕС» и тем самым укрепить «внутреннюю безопасность» в Евросоюзе.

Очевидно, что дополнительным импульсом к введению подобной системы стала недавняя трагедия у итальянского острова Лампедуза. Однако, что называется, «жесткий тренд» в миграционной политике Евросоюза был взят еще пару лет назад. Его очередным свидетельством стал подтвержденный накануне нынешнего саммита отказ ЕС распахнуть «шенгенские двери» перед румынами и болгарами.

Однако проблема внешних границ - лишь один из вопросов, по которым прослеживается ужесточение политики центральных органов Евросоюза. Другой такой сферой является усиление надзора в банковской сфере. В ноябре в еврозоне будет запущен Единый механизм надзора за банковским сектором (Single Supervisory Mechanism - SSM). В преддверии этого события Европейский центробанк (ЕЦБ) объявил о начале «детальной проверки» балансов финансовых институтов всех нынешних 17-ти стран еврозоны, а также вступающей в нее в 2014 году Латвии. Речь идет о 130 финансовых компаниях, на долю которых приходится примерно 85% банковских активов еврозоны. По мнению главы ЕЦБ Марио Драги (Mario Draghi), «проведение такой проверки позволит укрепить уверенность частного сектора в стабильности европейских банков и качестве их балансов». Если данная проверка выявит проблемы с капиталом, соответствующие банки должны будут прибегнуть к рекапитализации «за счет частного капитала», - подчеркивают в ЕЦБ.

Как известно, в ноябре 2014 года ЕЦБ станет единым банковским регулятором еврозоны - и проверкк можно считать непосредственной прелюдией к данному акту. Однако нынешняя мера объективно может способствовать углублению противоречий в рамках ЕС по линии границ еврозоны. Ведь еврозона - это еще не весь Евросоюз, в который входят 28 государств, - напомнил в беседе с «Голосом России» эксперт Института Европы РАН Владислав Белов:

«Мы сейчас говорим про те десять стран, которые пока: а) не имеют возможности вступить в еврозону, б) не хотят этого делать и в) не соответствуют требованиям зоны единой валюты. И финансовые рынки также прекрасно понимают, что добиться согласия среди всех 28-ми стран-членов Европейского союза в ближайшее время невозможно или, по крайней мере, маловероятно».

Активное вмешательство ЕЦБ в деятельность национальных банковских структур может инициировать и соответствующие судебные разбирательства. Во всяком случае, Европейский суд общей юрисдикции уже принял к рассмотрению заявления от пострадавших в результате весенней «стрижки депозитов» на Кипре, проведенной по требованию Евросоюза.

Однако помимо укрепления внешних границ «шенгена» и решения действительно острых банковско-бюджетных проблем, в деятельности Евросоюза (как и любой международной организации подобного рода) присутствует еще одно измерение, позволяющее судить о ее реальном весе и будущих перспективах. Это - вопрос принятия новых членов. Не ставя перед собой подобной задачи, Евросоюз рисккет превратиться в замкнутое сообщество, в котором вызревают все новые линии противостояния.

Самая крупная волна расширения в новейшей истории Евросоюза имела место в 2004 году - когда членами ЕС стали сразу 10 государств. Среди экспертов и даже самих еврочиновников до сих пор не утихают споры насчет экономической обоснованности подобного шага, Очевидно, однако, что он носил объективный характер и в тех условиях способствовал определенной стабилизации политической ситуации в Европе - отметил в беседе с «Голосом России» заведующий кафедрой европейской интеграции МГИМО МИД России Николай Кавешников:

«Прежде всего, следует подчеркнуть, что инициатива по вступлению в Европейский союз исходила от самих стран Центральной и Восточной Европы. Именно они под лозунгом - "Вернуться назад в Европу" - стремились вступить в Евросоюз, а заодно и в НАТО. В самом же ЕС по поводу расширения на Восток изначально были довольно разные мнения, но в конце концов было принято решение после определенной подготовки новых членов принять».

В настоящее время вопрос о дальнейшем расширении - пожалуй, самый больной для Брюсселя в политическом плане. Не случайно за последние годы ЕС «оброс» целым рядом региональных проектов - «Средиземноморский союз», «Северное измерение», «Восточное партнерство». Они, по сути, призваны лукаво подменить прием новых членов развитием сотрудничества вне рамок Евросоюза. К слову, именно программа «Восточное партнерство» станет предметом отдельного обсуждения в рамках нынешнего саммита ЕС.

Что же касается собственно расширения Евросоюза, то председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу (Jose Manuel Barroso) по-прежнему склонен рассуждать предельно дипломатично.

В интервью германскому изданию Bild накануне нынешнего саммита он высказался за принятие в ЕС «в долгосрочной перспективе» всех государств Балканского полуострова", а также за то, чтобы «держать открытыми двери для Турции».

Но тут же вновь повторил излюбленную отговоркк брюссельских бюрократов: «расширение ЕС - не самоцель»…